Иконка блога Детский мир им. OlegVeretennikov

Записки Деда Мороза. Год 1988.

Попался.

После смены Борька немного задержался со сменщиком и поэтому из транспортной раздевалки вышел последним. В дверях он столкнулся с предцехкомшей Сарнецкой: «Зайцев, зайди ко мне!» «Сейчас что-нибудь придумает», — подумал Борис и внутренне приготовился отказываться от любого профсоюзного поручения. Ругаться с профлидером было себе во вред: отпуск, отгулы и все такое прочее.
Но и делать что-либо «на благо всего человечества» не хотелось.
В кабинете Сарнецкая перешла в наступление: «Ты знаешь, какое сегодня число?»
«Ну, двадцать пятое» — тускло ответил тепловозник.
«Двадцать пятое декабря, так?» — не унималась предцехкомша.
«Ну, так...» — наконец понял Борька.
«Короче, Снегурочкой будет Морозова Светлана, детей в списке 28 человек, за все мероприятие — отгул и 10 рублей без «листочка», договорились?» — по-деловому, подытожила профледи.
«Два отгула!» — начинал наглеть Зайцев.
После пятиминутного торга довольный Борька со списком пошел домой.
Это происходило каждый Новый год уже три года, стоило однажды ему согласиться и теперь даже цеховые мамаши пищали: «Хотим Деда Мороза — Борьку Зайцева!»

6 часов 00 минут.… начинается с вешалки.

«Доброе утро, дорогие товарищи!» — бодро прохрипело радио.
«Доброе, доброе...» — отозвался Борис, откусывая бутерброд, в это время в кухню зашла заспанная жена и твердо сказала: «Боря, только не пей, если не хочешь скандала».
«Да ты что говоришь, кто сейчас наливает — водка по талонам!»
«Я тебя предупредила...» — донеслось из ванной.

Под ногами аппетитно хрустел снег, было очень морозно и темно. На конечной остановке маячило несколько силуэтов, черная собака с обледеневшей шерстью пыталась согреться у открытой двери диспетчерской.
Автобус ехал очень быстро, и, казалось, тоже пытался согреться, почти не делая остановок.
В квартире Сарнецкой уже не спали, Снегурочка — Света Морозова, в блестящем театральном костюме, прихорашивалась у зеркала.
Борька привычно надел на верхнюю одежду красный тулуп, приклеил усы и бороду и сел у окна в кухне.
«А чего шапку не одеваешь?» — не поворачиваясь от зеркала, спросила Снегурочка.
«Башка в ней потеет, на улице одену».
Сарнецкая подала новый список: «Здесь все: адреса, как детей звать, возраст, у кого подарки дома и все такое… Самое главное — к Титаренко надо заехать ровно в 10, ну в районе 10 часов, усек? У него, кстати, подарок тоже дома».
Титаренко был большой начальник и солидный мужчина. Его второй брак, наконец, принес ему позднего ребенка — трехлетнюю дочь. В прошлом году он не приглашал Деда Мороза, и Сарнецкая принялась инструктировать Борьку, как себя вести в этой семье.
«Нина Алексеевна, да уж я разберусь, не первый год замужем», — лениво сопротивлялся Зайцев.
«Ты это брось, поздравьте, как следует, побольше с девочкой поиграйте...» — доставая «маленькую» из холодильника, вещала профорг.
Под хруст огурцов женщины губной помадой накрасили щеки Деду Морозу, он взял резную палку-посох, мешок с подарками и посланцы Зимы спустили в «Рафик».

8 часов 30 минут. Разминка.

«Ну, давай, начинаем с дошколят, и которые поближе», — разворачивая список, бодро начал Дед Мороз.
«Рафик», покачиваясь на снежных кочках, подъехал к подъезду красного кирпичного дома.
«Мальчик Ваня, пять лет, подарок вот, квартира двадцать четыре », — по телеграфному отчеканил Дед Мороз и пара уверенно вошла в подъезд.
«Вот ироды», — беззлобно процедил сквозь зубы Борька, бесполезно вдавливая кнопку лифта.
На шестом этаже отдышались и стали звонить в дверь. Звонить пришлось долго, дверь открыла пожилая женщина с широко раскрытыми глазами на помятом лице:
«А он еще спит, попозже приезжайте».
Дед Мороз открыл, было, рот, но Света торопливо перебила его:
«Бабушка, мы следующий раз приедем через час, Ваня должен быть готов. Поймите правильно, у нас список и десять раз мы ездить не будем».
«Света, это первый и последний раз, предупреждали всех...» — Борька начинал злиться.
Следующий адрес был не далеко, и процедура поздравления прошла на удивление гладко и традиционно: девочки-двойняшки под музыку кружились в нарядных платьях, Снегурочка вместе с мамой и бабушкой с умилением смотрели на танцующих, а Дед Мороз сидел на табуретке и терпеливо ждал окончания выступления. После нарочито сердитых вопросов о том, насколько хорошо слушаются дети свою маму, были выданы подарки, и новогодняя процессия двинулась далее.
Ровно через час подъехали опять к дому Вани; лифт, как и прежде не работал.
Открывшая дверь бабушка, с удивлением воскликнула: «Ну, он же еще спит».
«Вот пусть и спит!» — Дед Мороз со злостью сунул подарок бабке и стал спускаться по лестнице.
«Я на вас жаловаться буду, вернитесь», — запричитала женщина.
«Мы вас предупреждали», — этажом ниже, эхом отозвалась Снегурочка.
По времени нужно было ехать к Титаренко, Снегурочка стала подкрашивать губы, а Борька вздохнул: «Там тоже, наверное, ждать придется...»
«Там будем ждать столько, сколько надо!» — отрезала Света.

10 часов 05 минут. Премьера.

Дверь открыли сразу после звонка и по царящей праздничной обстановке в небольшой квартирке было понятно: здесь Деда Мороза уже ждали…
Маленькая девочка, нарядная как куколка, с откровенным ужасом смотрела на вошедшего огромного бородатого старика с дубиной и красным мешком в руках. Дед Мороз с улыбкой начал:
«Ну, кто здесь...»
Девчушка испуганно прижалась к ноге отца, еще шире раскрыла голубые глазки и громко расплакалась.
Мама и Снегурочка бросились успокаивать малышку, а Титаренко повел Борьку в кладовку, где хранился подарок: большая педальная лошадь. В мешок она не помещалась, поэтому мужчины решили, что понесут ее вдвоем, накрыв мешком.
Увидев подарок, девочка так же быстро успокоилась, как и расстроилась.
Спустя пять минут, был исполнен танец и прочитан стишок про «нашу Таню и ее мячик». Слова были понятны не все, но старательность и дрожащие на ресницах невысохшие слезинки точно передавали атмосферу стихотворения. Страх почти прошел, и девочка даже разрешила Деду Морозу после слов благодарности погладить себя по голове.
Посланцы зимы засобирались уходить, но хозяева стали гостеприимно приглашать их на кухню, против чего Дед Мороз стал категорически возражать.
Титаренко твердо взял Борьку за локоть, протолкнул в кухню и отчетливо прошептал в ухо:
«Ты что, обалдел? Я тебя с полдесятого жду».
Через плечо Дед Мороз увидел со вкусом нарезанные бутерброды, сало с лучком, тарелочку с холодцом и слабо промямлил: «У нас же список...»
«Я же тебе и говорю: не тяни резину!» — усаживая Борьку на табурет, засмеялся хозяин.
Дед Мороз пальцами проделал требуемое отверстие в белой скатавшейся бороде и поучительно произнес:
«Вы ребенка в кухню не пускайте, не надо сказку портить». Но доносившийся грохот из комнаты свидетельствовал о том, что девчонка была целиком занята подарком.
На кухне у Титаренко было хорошо, однако список был еще большой и через двадцать минут, «Рафик» уже мчался в сторону нового микрорайона.
Шофер Вадим с завистью вдыхал принесенные из квартиры ароматы и сокрушался: «Коньяк вещь хорошая, особенно сейчас, когда все по талонам. Тем более в хорошей компании».
Последнее, по всей видимости, больше всего угнетало «водилу».

12 часов 00 минут. Крестьянские дети.

Несколько семей проскочили «как по маслу»: сказывался Борькин трехлетний опыт работы Дедом Морозом (Снегурочки были всегда разные), ну и «легкий допинг», принятый у большого начальника.
В квартире дорожного мастера Григорьева вышла «накладка»: младшая дочка была дома, а старший парень — пятиклассник еще не пришел из
школы. Девочка рассказала все стихотворения, которые только знала, познакомила Дедушку Мороза со своей кошкой, собакой, с рыбками, а брат все
не шел.
Прошло полчаса, и был выдвинут ультиматум: еще десять минут и все.
Десять минут ничем не увенчались, подарок для мальчишки оставили на кухне и Борька, вслед за Светой, стал спускаться вниз по лестнице.
«Стойте, стойте!!!» — малый, лет одиннадцати, выскочил из лифта, схватил Деда Мороза за полу тулупа и потащил обратно в квартиру. Втаскивая Борьку обратно, паренек торопливо и сбивчиво выкрикивал: «Некрасов! Крестьянские! Дети! Отрывок из поэмы Некрасова «Крестьянские дети»!
Глотая гласные, безо всяких остановок и выражений на одном дыхании мальчик выпалил отрывок из школьной программы. В течение всего пересказа, он крепко держал Деда Мороза за тулуп и не отрывал глаз от мешка. Наконец, подарок был торжественно вручен и обе стороны расстались, довольные удачным разрешением создавшейся ситуации.

14 часов 15 минут. Дети, они и в Африке дети…

Время неумолимо текло. То приходилось повторно наведываться к нерадивым родителям, которые забыли о том, что к ним должен прибыть новогодний эскорт, то опять примерные выступления малышей и показательные награждения подарками.
Борька успел заехать к себе, поздравить дочку, которой было четыре года, и которая тоже не очень поняла, почему какой-то дед в папиных ботинках и с папиной татуировкой на руке сердито спрашивал ее о всякой ерунде.
По времени предстояло ехать в дальние пригороды, но была проблема: два раза приезжали в семью слесаря Рябова, и дома никого не было.
«Так, давай последний раз заедем, если нет — привет семье» — предложила Света, и недовольный Вадим стал разворачивать машину.
На этот раз им быстро открыли, в дверях стояли девочка и мальчик, лет восьми-девяти, должно быть погодки. Квартира была неухожена: оборванные сальные обои, скудная мебель и гора пустых бутылок под столом на кухне явно свидетельствовали об известных наклонностях обитателей.
«А где родители?» — весело спросила Света.
Девочка застенчиво улыбнулась, поправила школьный фартук и прошептала: «У тети Нади гуляют».
«Давно?»
«Два дня уже...», — девочка перевела взгляд на мешок Деда Мороза.
Борька молчал: в списке было написано, что подарки для этих детей находятся дома. Между тем, девочка и парень старательно и с выражением по очереди прочитали какие-то стишки, девочка спела песню приятным тоненьким голосом и наступила тишина…
Дети смотрели на мешок, а Борька, отвернувшись, что-то говорил бодрым голосом про наступающий Новый год и хорошие отметки, тупо обдумывая происходящее.
«Подарки доставай, чего тянешь?» — недоумевала Снегурочка.
«Так дети, быстро в кухню и ждите, когда позовем», — наконец отозвался Дед Мороз и, обернувшись, зашептал: «Давай доставай наши «трофеи», слава богу, хоть они есть».
«Какие «трофеи», зачем?» — нахмурилась Снегурочка.
«Детям дарить нечего, родители подарки не приготовили, а сами, видно, пьянствуют», — вынимая содержимое мешка, шипел Борька.
На дне мешка нашлось несколько яблок, мандарин и десяток конфет — гостинцы от детей для Дедушки Мороза. Борька приподнял полу тулупа, достал два рубля, разделил все поровну и позвал ребятишек:
«Вот вам подарки от Дедушки Мороза, а на денежки купите себе мороженого».
«А мы батон купим», — звонко отозвался мальчик, прижимая к груди яблоко и конфеты.
«Чего хотите, то и покупайте, а мы пойдем дальше», — не поднимая глаз, проговорил Борька и они вышли.
«Дома был кто?» — поинтересовался шофер. Дед Мороз глубоко вздохнул, закурил и ничего не ответил.

17 часов 45 минут. Стемнело…

Количество подарков в «Рафике» медленно уменьшалось, список уже напоминал истрепанный листок, а за окно безнадежно стемнело. Стали кое-где зажигаться фонари, похолодало, и народ стал двигаться веселее.
В очередной квартире поздравлять пришлось здорового паренька Николая, лет четырнадцати. Он сидел на диване и с усмешкой смотрел на удивленного Деда Мороза. Родители, наверное, очень любили своего Коленьку, так как с радостным умилением взирали на разворачивающееся действо.
«Этот акселерат плясать, и танцевать не будет, но и просто так я ему подарок не отдам», — подумал Борька, и устало выдохнул:
« Для такого молодца есть подарок из ларца, но подарок
тем хорош — его просто не возьмешь!»
В ситуациях, когда малыши либо не хотели, либо стеснялись демонстрировать свои таланты, Борька загадывал загадки.
Коленька закатил глаза и жеманно захохотал, родители дружно вторили ему.
«Издеваются, конечно», — подумал Дед Мороз и бросил пробный шар:
«Без окон, без дверей...»
«Огурец!» — перебил Коленька и откинулся в умилении, — «ой, я сейчас умру от смеха!»
«Два брюха и четыре уха?», — прищурился Дед Мороз.
Подросток тупо уставился на родителей, которые растерянно улыбались. Пауза затягивалась.
«Как отгадку отгадаешь, так подарок получаешь», — веселился Дед Мороз, направляясь к выходу.
Присутствующие не трогались с места и, как зачарованные, смотрели на открывающего дверь Борьку. Снегурочка испуганно подбежала к нему и
запричитала:
«Ай ты, Дедушка Мороз, рассмешил ты нас до слез. Ты подарок доставай и торжественно вручай!»
Борька, едва сдерживая смех, быстро передал красивый сверток недовольному парню и попрощался с родителями.
На улице сквозь ветер они услышали откуда-то сверху: «А какая отгадка?»
«Подушка!» — пряча лицо от снега, ответила Снегурочка.
«Ну, последний адрес остался, только их там почему-то трое?» — радостно потирал руки шофер.
Ехать пришлось за город в дальний поселок. Долго плутали по неосвещенным улицам, пока вдалеке не увидели темные силуэты машущих руками людей.
«Дедушка Мороз, мы тебя заждались», — баритоном пропел пожилой мужчина, а молодая высокая женщина побежала в деревянный дом с криками:
«Приехали-приехали!»
В доме было тепло и уютно: весело потрескивали дрова в печке, посредине комнаты стоял праздничный стол, взрослые были нарядные, во второй комнате на диване чинно сидели два мальчика и девочка.
«С двух часов вас ждем, детей на улицу не выгнать — ждут!» — солнечно улыбаясь, обнимала Деда Мороза пожилая женщина.
Борька почувствовал какой-то прилив сил, глядя на эти радостные лица, усталость куда-то исчезла, и он ощутил себя таким нужным в этом доме в этот момент, что дальнейшее напоминало скорее его сольное выступление, нежели обычное вручение подарков.
Дети искренне радовались приехавшим, они, как бы случайно, трогали Деда Мороза за тулуп, пытались разглядеть его глаза сквозь густые брови и весело смеялись, когда он играл с ними.
На часах было уже полвосьмого вечера, и Снегурочка стала прощаться.
Взрослые в один голос заявили:
«Только после ужина!»
«Какой ужин?» — прохрипел Дед Мороз, голос у него традиционно охрип, но и сопротивляться сил уже не было.
Спустя мгновенье женщины привели растерянного шофера Вадима, усадили его за стол, и через десять минут в комнате уже звучала песня.
Эта песня объединила совершенно незнакомых людей в этом покосившемся деревянном домике, и Борька вспомнил, как часто говорила его мать:
«Чудес не бывает, но они случаются…»

Домой вернулись к десяти часам, жена слегка поворчала и ушла в комнату смотреть телевизор. Борька сидел на кухне, пил горячий чай и сонно смотрел в окно. На его коленях сидела дочка и путано рассказывала о том, как к ней приходил Дед Мороз и как плохо, что папа его не видел.
За окно медленно падал снег, до Нового года оставалось три дня…

На конкурс
: 281
Иконка блога Сказки для детей

Ангел прилетел

Этим морозным солнечным утром Ксюша проснулась раньше обычного, медленно села на кроватке, свесила босые ноги и задумалась. Потом лицо ее просветлело, она быстро спрыгнула на пол и побежала к двери. У порога вдруг остановилась и подумала:
— Бабушка будет ругать, что опять без тапочек…
Вздохнув, ей пришлось вернуться, забраться под кровать, найти и одеть тапки. Шлепая по коридору, Ксюша вбежала на кухню:
— Бабашка, а где же Ангел!?
— Какой Ангел? — улыбнулась бабушка Женя, которая чистила на кухне картошку.
— Ну, бабушка, ты же говорила, что сегодня мой День Ангела и он должен прилететь, — не унималась внучка.
-А… точно-точно, прилетит, прилетит, совсем скоро. Только он к послушным девочкам прилетает, которые моются, зубы чистят и бабушку слушают. Тем более в День Ангела, — бабушка легонько подтолкнула Ксюшу к умывальнику.

Приподнявшись на носочках, Ксюша достала зубную щетку и услышала скрипучий голос:
— Опять будет мою щетинку мучить.
От неожиданности, девочка открыла рот и выронила щетку на пол.
— Ты что с ума сошла!? Я так все кости переломаю, — проскрипело откуда-то снизу.
— Ба-ба…ба-бу-шка… А ты к-то? — заикаясь, вымолвила Ксюша.
— Кто-кто, дед Пихто… Что не видишь, это я — Зубная Щетка! — не унималась Зубная щетка.
— И ты что же, можешь говорить, — поднимая щетку, растерянно произнесла девочка.
Зубная Щетка недовольно поморщила свою щетину, стряхнула невидимую пыль и спокойно спросила:
— Ну что, зубы-то будем чистить?
Ничего не понимая, девочка дрожащими руками попыталась открутить крышку от тюбика зубной пасты, но он никак не откручивался.
— Ты мне так голову отвернешь. Поосторожней!!! — донеслось из тюбика.
Ксюше очень сильно захотелось заплакать и позвать бабушку, но Тюбик ехидно поинтересовался:
— Ябедничать побежишь?
Обиженно поджав губы и поднеся тюбик к глазам, Ксюша увидела, как крышка медленно отвернулась, Тюбик чихнул и сказал:
— С Днем Ангела тебя!
Чистить зубы в это утро было особенно приятно и весело: Зубная Щетка и Зубная паста о чем-то разговаривали в Ксюшином рту, беззлобно поругивая детишек, которые не любят чистить зубы. Капельки воды уселись на край умывальника и беззаботно болтали своими прозрачными ножками. Одна капля очень внимательно посмотрела на девочку, прищурила правый глаз и поинтересовалась:
— А когда твой Ангел прилетит?
— Да я сама не знаю. Бабушка говорила, что у него работы много, он же к каждой девочке должен прилететь. А почему вы раньше со мной не разговаривали?
Капля открыла было свой рот, но в это время струя воды как бы невзначай коснулась ее плечом и они быстро утекли в отверстие раковины.
Кусочек мыла, которым Ксюша намыливала руки, звонко расхохотался:
— Ой, не трогай меня: я щекотки боюсь…Сейчас от смеха лопну!
И в самом деле, мыльные пузырьки, отрывались от маленьких ладошек, поднимались в воздух и, расхохотавшись, лопались.
Розовое полотенце, обернувшись вокруг шеи девочки, прошептало в маленькое ухо:
— Летит уже твой Ангел, смотри не пропусти.
За завтраком Ксюша хотела рассказать бабушке о произошедшем в ванной комнате, но что-то сдерживало ее. Хотя и бабушка загадочно улыбалась, поглядывала на внучку. В это время зазвонил телефон, и бабушка вышла в коридор.
Крышка от чайника приоткрылась и с паром, чайник выдохнул:
— Сегодня твои именины, пуф-пуф…
После разговора по телефону бабушка заторопилась, ушла на почту и Ксюша осталась одна.
Закончив завтракать, она тщательно помыла посуду, подмела пол в кухне и собралась смотреть мультики. В это время на улице все небо озарилось ярким светом, снежинки, словно замерли в своем медленном полете, ветерок стих и какое-то существо село на подоконник с внешней стороны окна.
Это было маленький человечек, хотя в отличие от человечка ног у него не было видно, лицо его было без ярко выраженных черт и какое-то расплывчатое, но удивительно доброе и приветливое. Маленькие бледно-розовые ладошки, торчащие из светло-зеленого балахона, были сложены домиком перед его подбородком и закрывали часть его личика.
Существо очень внимательно посмотрело на девочку и крошечным пальчиком указало на форточку.
— Открыть? – зачарованно произнесла девочка.
Еле видимые реснички на спокойном личике моргнули и существо улыбнулось.
Ксюша подтащила табурет, быстро вкарабкалась на него и открыла форточку. Словно ветерок коснулся руки девочки, когда существо впорхнуло в квартиру. Оно покружило около холодильнику, взглянуло на часы на стене и опустилось на стол. Оглядевшись по сторонам, существо присело на край стола, хлопнуло в ладоши, и весело улыбнулось.
— Ты, наверное, мой Ангел, про которого бабушка говорила? – опустившись с табурета, спросила девочка.
— С Днем Ангела тебя Ксюша! – мелодично отозвалось существо.
— А почему ты раньше не прилетал, если ты мой Ангел?
— Когда тебе был один год, я прилетел, но ты так крепко спала, что мне было жаль тебя будить. На второй год, ты болела, и я молился, чтобы ты поправилась. А когда тебе было три года – был ужасный буран, летчики называют такую погоду нелетной и мне пришлось отложить свой полет и посетить только тех Ксюш, которые жили в более мягком климате.
— А откуда ты прилетаешь?
— А я никуда и не улетаю, я всегда с тобой всю жизнь, просто именно 6 февраля я становлюсь видимым на один день, чтобы каждая Ксюша могла убедиться в моем существовании.
В это время в кухню зашел только что проснувшийся кот Матвей. Он с удивлением посмотрел на Ангела и спросил:
— Ты опять здесь?
Ангел глубоко вздохнул и ничего не ответил.
— А у котов бывают Ангелы-хранители? – поинтересовалась девочка.
— А кто их знает, — недоверчиво ответил Ангел, внимательно наблюдая за котом, который сидел уже у своей миски, — я не очень люблю котов, да и собак.
— Но ведь они хорошие, они, же домашние животные.
— Да, и хорошие, и домашние… но как-то без них спокойнее… нам ангелам, — не отрывая глаз от кота, почесывая розовый носик, ответило существо и перелетело на холодильник.
Кот Матвей поел, основательно помылся и, хмыкнув, пошел опять спать.

Облегченно вздохнув, Ангел спустился опять на стол и принялся осматривать свой балахон. Через мгновенье, его одежда превратилась в легкую фиолетовую накидку, которая была покрыта множеством ярких звездочек.
— А это для чего? – широко раскрыв глаза, спросила Ксюша.
— На север надо лететь, холодно там.
— Ты уже улетаешь? – грустно отозвалась девочка.
— Я должен всех посетить, убедиться в том, что все живы и здоровы, а если не здоровы, то помочь выздороветь.
-Ну, мы ведь даже не поговорили, не поиграли…- огромные слезы появились на лице у Ксюши.
— Я всегда с тобой, я всегда рядом, я всегда приду к тебе на помощь, — Ангел медленно парил под потолком кухни и крохотные звездочки сыпались на пол с его накидки, переливаясь в лучах солнечного света, и растворялись в воздухе.
В кухне стало свежо и уютно, Ангел улетел и форточка закрылась…
Девочка не заметила, как пришла бабушка, как за окном наступили сумерки, как за окном зачирикал воробей.
: 463